Интервью с Марио Тестино

Скажите, вы когда-нибудь получали идеальную фотографию?

Нет, никогда.

Тогда какие из ваших фотографий были максимально к этому приближены?

Мне кажется, что я всегда стараюсь добиться наилучшего результата. Под совершенством я понимаю то, насколько результаты работы приближены к тому, что хотел донести дизайнер, журнал или модель, для которых я работаю. Сотрудничая с Gucci, Burberry или Versace, я,в конечном счете, понимаю, какую именно женщину хотят создать дизайнеры. Это, по правде говоря, весьма забавно я настолько вкладываюсь в работу, что даже не понимаю, как именно её плоды видят другие люди. Сложно быть судьей самому себе.

Вы родились в Лиме, Перу и получили строгое католическое воспитание, которое ставило табу на секс. Как это отразилось на вашей дальнейшей жизни?

Может именно в этом причина того, что я так одержим этим сегодня, ведь это неотъемлемая часть моих фотографий. В юности я хотел стать священником, но люди говорили мне: &ldquo,Ты слишком любишь жизнь, попробуй себя в чем-нибудь другом!&rdquo,. Это позор, что я превратился в такого грешника! (Смеется)

Было ли такое, что сексуальная подоплека ваших фотографий вызывала конфликт с матерью, которая придерживается весьма консервативных взглядов?

В этом плане ей нет равных, она принимает людей такими, какие они есть и легко приспосабливается. Она относится к тем людям, которые не распространяют свои убеждения на других. Насколько мы готовы позволить людям вокруг нам быть самими собой? Возможно, это прозвучит эгоистично, однако: &ldquo,Если я позволяю тебе быть самим собой, то и ты в свою очередь дай мне быть тем, кем я хочу быть.&rdquo, Мы даем людям свободу, чтобы и самим быть свободными.

В чем разница между юным Тестино и Тестино сегодня?

Не думаю, что я сильно изменился. Возможно, я стал лучше осознавать свои возможности. В последнее время я стал понимать, что человек может достичь всего, чего он хочет. Дело лишь в его действиях. Теперь я осознаю все возможности, которые предоставляет нам жизнь, но ушли годы, прежде чем я это так явно понял.

Каким вы были, будучи подростком?

Я очень ответственно относился к учебе в школе был первым или вторым в классе по успеваемости, и в то же время во мне уживалась очень любопытная и свободная натура. Я был свободнее большинства людей, которые окружали меня и были ограничены общением, образованием, друзьями. Я осознал, что каждое мое решение отдается под суд стольким людям, что нужно иметь силу волю, чтобы быть просто самим собой. И я был собой. Я одевался отлично от окружающих меня людей, путешествовал и таким образом выражал себя.

Был кто-то, кто научил вас этому?

Мне пришлось сделать это самому. И контролировать это я не мог. Многие спрашивали, как мне удается быть таким, но я и объяснить не мог.

Вы можете сейчас сказать, что знаете, кем вы являетесь?

Нет, ведь мы все время меняемся. Нас меняет возраст, нас меняют наши желания. И данный жизненный этап также связан с переменами. Вещи, которые были интересны раньше, теперь не представляют собой интереса. Я меняюсь. И сама жизнь это непрерывное изменение. Есть одна цитата: &ldquo,Я хочу быть никем для того, чтобы быть всем&rdquo,. Люди постоянно пытаются определить, кем они являются, я же хочу быть всем, что приносит грядущий момент.

Эта концепция применима к вашей фотографии?

Безусловно. Однажды я подумал, что если бы я не создавал фотографию в определенном стиле, то это была бы уже не фотография Марио Тестино. Но я осознал, что Марио Тестино это все, это все, что он чувствует. И вне зависимости от того, что и как я делаю, в конечном счете, мой почерк узнается. Будь это громко, ярко, светло или темно это все равно Марио Тестино. Я участвую в каждом этапе съемки от самого начала и до самого конца.

Какая часть съемки дается вам тяжелее всего?

Всегда очень сложно сделать первый снимок, всегда. Просто получить картину такой, какой она должна быть. Большое значение имеет степень подготовки к съемке. 50% моей работы это планирование и подготовка, 20% фактическая съемка и 30% это то, что происходит уже после.

Справедливо ли менять реальность путем обработки фотографий?

Я не слишком этим злоупотребляю, совсем чуть-чуть. Но это моя работа.

Вы каждый день имеете дело с красотой, это приводит к нарциссизму?

Некоторые мои друзья говорят, что я только и делаю, что говорю о себе. Забавно, что в моем доме много предметов искусства, но на стенах не висит ни одной собственной работы. И непосредственно во время работы я в первую очередь думаю о том, что хочет клиент. Может это и правда, но я просто вижу это иначе.

Вы один из немногих fashion-фотографов, которые стали известны за пределами своей индустрии. Предпринимали ли вы намеренно какие-то шаги, чтобы сделать это?

Этот момент сам ко мне пришел. Я считаю, что вся жизнь приходит сама собой, и многие вещи случаются, не потому что ты их спланировал. Я никогда не просил сфотографировать принцессу Диану, но это сделало меня известнее, чем я хотел. Я не просил о проведении съемки с Мадонной, но она состоялась, и это вывело меня на другой уровень. Есть вещи, которые просто берут и выводят вас в центр внимания. На определенном этапе карьеры, я понял, что это полезно, однако я никогда не планировал себе ничего подобного.

Знаменитости интереснее обычных людей?

это единственное, что имеет значение. Когда кто-то снял фильм или написал музыку, воспринимая его работу, мы автоматически подключаем свой жизненный опыт. Если вы ставите вопрос с этой точки зрения, то люди, чьи работы наполнены превосходным содержанием, конечно, захватывают больше, чем человек, который приходит ни с чем. Но я люблю открытия и понимаю, что все самые известные тоже начинали, будучи самыми обычными людьми.

Известно, что вы давали начало карьерам многих неизвестных моделей, и люди говорили, что вы положили конец эре супермоделей.

Но я начал новую эру. В конце 90-х мне стало очень скучно работать со стандартными моделями, и я открыл новое поколение, которое впечатлило меня своей свежестью. Я продолжаю работать с такими моделями, как Кейт Мосс и Жизель Бундхен, и я по-прежнему ищу новые и интересные лица. Жизнь это постоянное открытие и никогда не стоит прекращать поиски.

В действительности могут ли сосуществовать искусство и коммерция?

Конечно. Вы можете увидеть пример этого сосуществования в моих работах.

Порой вас критикуют за то, что вы ставите коммерцию выше искусства.

Люди часто сетуют на то, что я выстроил бизнес, являясь художником. Но я принял это решение много лет назад. Целью многих моих съемок является продажа продукта, и я нахожу интересным выстраивать стратегию для этого. Искусство приходит в тот момент, когда я пытаюсь вдохнуть в эту стратегию красоту. Клиенты знают, что свою работу я сделаю безукоризненно, и потому оставляют меня и дают делать свое дело. В своем мире я могу выражаться очень креативно.

Как часто чтобы быть креативным, вам приходится покидать зону комфорта?

Постоянно. Все дело именно в переходе. На данном этапе я снова собираюсь покинуть свою зону комфорта, чтобы отправиться на поиски нового.

Ваша последняя выставка Alta Moda, которая открылась в ноябре этого года в Испанском Институте Королевы Софии в Нью-Йорке, документирует перуанцев в их традиционных ярких костюмах. Что потребовалось, чтобы настолько отойти от вашей привычной работы и покинуть зону комфорта?

Да, чаще всего меня воспринимают, как представителя гламурной фотографии. Я возвратился к истокам, грубо говоря, это то, с чего все начиналось. Можно сказать, что именно в этой среде я получил свое образование, которое дало возможность стать тем, кем я сейчас являюсь. Люди, которые живут в этих высокогорных районах Перу, одеваются совершенно по-особенному. Возможно, тот факт, что я видел это с самого раннего возраста и положил начало моему интересу к миру моды, которая имеет множество способов самовыражения.

Вы начинаете скучать по своему ремеслу, если долго не снимаете?

Я не знаю, что это за чувство, потому что фотографирую я каждый день. Это уже часть меня. Когда человек любит петь, то он поет, даже когда принимает душ.

Какое сущностное понимание фотографии вы получили?

Искусство фотографии не сводится к количеству света. Фотография это искусство замечать красоту.

Вы можете себе представить, что когда-нибудь настанет день, и вы, бросив все, вернетесь в Лиму?

Я по-прежнему наслаждаюсь Лимой. Но я не уверен, что я когда-нибудь смогу отказаться от деятельности фотографа. Фотография стала слишком большой частью моей жизни. Возможно, человек перестает искать перемен, достигнув внутреннего искупления. Предельная степень, возможно, это быть счастливым, просто находясь с самим собой. Если это так, то это именно то, чего я ищу.

Автор: The talks

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: